Точки роста



В новом законе «Об образовании» впервые появилась статья об экспериментальной и инновационной деятельности. Стартовал очередной цикл экспертно-аналитических семинаров по развитию сети ФИП. Уже прошел семинар в Московской области, в ближайшее время состоятся семинары в Калмыкии, Новосибирске, Перми и Хабаровске. 26–28 апреля институт «Эврика» по заказу Минобрнауки России проведет двухдневную межрегиональную конференцию в Москве, посвященную развитию инновационной инфраструктуры в сфере образования. Интерес к конкурсному отбору на статус ФИП со стороны образовательных учреждений и организаций разного уровня нарастает.
О ближайших перспективах инновационного образования в России мы поговорили с заместителем директора Института проблем образовательной политики «Эврика» Анастасией Белолуцкой.


– Что Вы вкладываете в понятие «инновации»?
– На мой взгляд, такая постановка вопроса сейчас уже, может, не так и важна. Зачем спрашивать каждого конкретного специалиста, в чем его личное понимание? Если курс государства в целом взят на развитие и продвижение инноваций во всех сферах, то необходимо просто в страновом масштабе какое-то из определений, существующих в культуре (а их не одна сотня), взять за рабочее.
Можно сказать, что XX век – эпоха формирования и накопления таких возможных вариантов. Тогда действительно очень важным было именно авторское видение. Оценивая прошлый опыт, мы видим методики, подобные редким бриллиантам – можно любоваться, но нельзя повторить. Школы Щетинина, Тубельского, Амонашвили… Если я вдруг задамся целью создать школу на основании педагогики Льва Толстого, у меня, скорее всего, не получится. Я не Лев Толстой.
Сейчас, в XXI веке, понятие инновационного образования – это инструмент образовательной политики. Не более и не менее. Поэтому нужно определить, какое понимание инновационности для сегодняшней России наиболее полезно.
Вот, например, компания McKinsey пользуется таким вариантом: инновацией может считаться любое принципиально новое применение знаний, при котором создается стабильная добавленная стоимость.
Продвинет нас такое понимание? Получается, что нововведения, которые не имеют экономического смысла, не могут считаться инновациями, а остаются в статусе таких... «придумок». Звучит жестковато. Однако если иметь в виду задачу с помощью инноватики превратить образование из затратной сферы в инвестиционную, то, может, частичная опора на такую формулировку и имеет смысл.
А новейший философский словарь дает совсем иное определение. Инновации – явления культуры, которых не было на предшествующих стадиях ее развития, но которые появились на данной стадии и получили в ней признание («социализировались»). Здесь главным критерием выступает спрос и признание, а не экономическая целесообразность. Тоже понятно. Например, создание избыточной разнообразной, основанной на современных технологиях среды для ребенка-дошкольника натурально никакой стабильной добавленной стоимости не создает, однако признание как детей, так и родителей обеспечено.

– Что вы думаете о перспективах развития инновационного образования в России?
– Думаю, инновационный сектор в образовании будет продолжать развиваться, оформляться. Появятся новые точки роста. Мне кажется, что залог успеха в том, чтобы одновременно происходили и кластеризация по приоритетным тематизмам тех или иных площадок, и нарастание понимания необходимости комплексности предлагаемых решений.
И совсем не обязательно и даже вредно, мне кажется, чтобы все занимались инноватикой. Если это будет процентов 10–15 от общего количества образовательных учреждений, но по серьезному, то этого будет более чем достаточно.
Если говорить по факту, что актуально именно сейчас, в частности в общем образовании, то федеральные инновационные площадки в основном занимаются введением ФГОС и всего, что с ним связано, созданием новых контрольно-измерительных материалов, с помощью которых будет возможно измерить метапредметные и личностные результаты, электронными средами.
Можно сказать, что самая важная точка приложения проектных усилий в общем образовании сегодня – это пересечение индивидуализации, информационных технологий и новых финансово-экономических механизмов. Если здесь удастся по-настоящему прорваться, то будет очень хорошо.
Есть, конечно, и сложности. И среди них, мне кажется, самое главное то, что пока образовательное сообщество (как и любое другое профессиональное сообщество в нашей стране) не привыкло к сетевому взаимодействию. Инновационные площадки часто остаются «вещами в себе». В одном городе могут существовать две инновационные школы с похожими сложностями и не знать друг о друге.

– Почему так происходит, как вам кажется?
– Я часто задаюсь вопросом, с чем это связано. Есть гипотеза, что все-таки с патерналистским сознанием и очень примитивным натуральным пониманием собственной выгоды. Вот пока не скажут сверху: за то, что вы в своем районе станете стажировочной площадкой, дадим 100 рублей, – люди будут воспринимать сетевое взаимодействие как лишнюю дополнительную нагрузку. Конечно, у лидера больше работы и больше ответственности, но ведь и возможностей несоизмеримо больше, в том числе рыночных!
Хотя в образовании тенденция уже меняется. Появляются интересные сетевые проекты. Это и тьюторская ассоциация, и проект «Общественно-активные школы России», и многие другие. Со временем они станут институтами образовательной политики, смогут принимать самое активное участие в принятии решений. И это хорошо. На мой взгляд, ключевой инструмент образовательной политики в XXI веке – экспертно-профессиональные сети.
На локальном уровне существует множество нюансов. Разве может самое лучшее министерство знать, как оценить индивидуальный прогресс воспитанников конкретного детского сада? Этот вопрос вообще не должен касаться федерального и даже регионального уровня. Но в том же регионе могут быть детские сады с такими же особенностями – и вот они помогут. Я думаю, что сеть ФИП будет развиваться именно в этом направлении.
Отрадно, что в новом законе «Об образовании» впервые появились статьи об экспериментальной и инновационной деятельности в сфере образования. В них помимо всего прочего, как мне кажется, сказано несколько очень важных вещей:
1) Обучающимся предоставляются академические права на:

  • участие в соответствии с законодательством Российской Федерации в научно-исследовательской, научно-технической, экспериментальной и инновационной деятельности, осуществляемой образовательной организацией, под руководством научно-педагогических работников образовательных организаций высшего образования и (или) научных работников научных организаций;
  • поощрение за успехи в учебной, физкультурной, спортивной, общественной, научной, научно-технической, творческой, экспериментальной и инновационной деятельности (статья 34, 273-ФЗ).

То есть у ребенка есть право участвовать в инновационной деятельности и быть поощренным за успехи в ней. И право это закреплено законом, что хорошо.
2) «В целях создания условий для реализации инновационных проектов и программ, имеющих существенное значение для обеспечения развития системы образования, организации,…. реализующие указанные инновационные проекты и программы, признаются федеральными или региональными инновационными площадками и составляют инновационную инфраструктуру в системе образования» (статья 20, 273-ФЗ).
Это означает, что понятие «инновационной инфраструктуры в образовании» из просто рабочего понятия, которое возникло в рамках ФЦПРО три года назад, приобретает совершенно другой уровень легитимности и становится закрепленным законодательно.
3) «Федеральные государственные органы и органы государственной власти субъектов Российской Федерации, осуществляющие государственное управление в сфере образования, в рамках своих полномочий создают условия для реализации инновационных образовательных проектов, программ и внедрения их результатов в практику» (статья 20, 273-ФЗ).
Тут ключевым становится вопрос о том, какой же набор условий для реализации инновационных образовательных проектов, программ и внедрения их результатов в практику можно считать необходимым и достаточным как на федеральном, так и на региональном уровне. Возможно, это станет одной из ключевых тем обсуждения на апрельской конференции «Эврика-Авангард», которая состоится 26–28 апреля и практически целиком будет посвящена теме развития федеральной инновационной инфраструктуры. Экспертно, анализируя многолетний опыт работы института «Эврика» в регионах, можно точно зафиксировать, что интенсивность инновационного движения на территории тех или иных субъектов РФ разная. Конечно, многое зависит от личности руководителей, от историко-культурных особенностей, от наличия сильных исследовательских научных школ в вузах региона, но есть и совершенно определенные организационные механизмы, запустив которые, можно добиться создания добротной сети РИПов в любом субъекте РФ. У института «Эврика» есть как теоретические наработки, так и пакет вполне конкретных практических решений. В этом смысле мы, как всегда, открыты к переговорам с руководителями региональных систем образования.
Думается, что на основании имеющейся нормативной базы и при условии интенсивного сотрудничества субъектов на разных уровнях создать новый эффективный инструмент инновационной образовательной политики в стране вполне реально в перспективе нескольких ближайших лет.

Беседовала Екатерина Рылько




Тема: Комета | Небо
© 2010.
Институт образовательной политики "Эврика".
Все права защищены.